Кто не мечтает выиграть миллион, встретить принца или поступить в Гарвард? Если первые два пункта — это дело рук госпожи Случайности, то учеба в топовом вузе мира — это результат труда. Вдохновляющая история успеха Виктории Цай, выпускницы Школы Кеннеди Гарвардского университета, ныне проректора по стратегическому развитию и международной деятельности Университета Нархоз.

В зале бизнес-инкубатора MOST собрались студенты, предприниматели и «белые воротнички». В будний день, когда в городской суете мы плотно забиваем свой график встреч и дел, сложно найти время для самообразования. Всем хотелось услышать что-то новое. Темой дня было «Как поступить в Гарвард?». Спикер — проректор Нархоза, выпускница Гарвардского университета Виктория Цай. Слушатели с нетерпением ждали начала выступления.

Мне стало интересно, кто она. Каково это — получить образование в Гарварде и возрождать былую славу Нархоза? Была приятно удивлена тем фактом, что в отечественные вузы приходят управленцы с дипломами мировых университетов. Я подумала: этим человеком что-то движет. Окончить Гарвард значит стать человеком-брендом. С таким багажом навыков и сетью полезных знакомств можно делать карьеру в любой точке мира. Это люди, которые могут побеждать, делать так, как они задумали, и все вокруг будут только способствовать этому.

Виктория незаметно прошла в зал, попросила флип-чарт у организаторов и бегло осмотрела место, где ей предстояло выступать. Я решила не откладывать знакомство в долгий ящик и заговорила с ней. Наша героиня оказалось очень открытым и позитивным человеком. Она улыбнулась и сказала, что немного волнуется. Если замечали, бывает что-то такое притягательно-открытое в некоторых людях, когда думаешь — вот этот собеседник расскажет свою историю без купюр. Именно такое впечатление осталось и от первого знакомства с Викторией. Само выступление было таким же, открытым и свободным.

О решимости и наглости

Когда мне сказали: «Слушай, может, попробуешь поступить в Гарвард?» — я подумала, что это самое дурацкое предложение, которое я когда-нибудь слышала в своей жизни.

 

Если вы решили поступить в один из топовых университетов мира, будь он в Америке или где-то еще, самое главное — решимость. Даже если у вас не получится поступить с первого раза, не надо отчаиваться. Надо быть настойчивым и пытаться.

Вчера переписывалась с одним из моих очень близких друзей. На протяжении пяти лет он пытался поступить в лучшие юридические школы США, но ему это не удавалось. И это несмотря на то, что это молодой человек, который успел сделать очень успешную карьеру в Казахстане. И наконец в этом году он стал слушателем программы LLM (магистр права. — Ред.) в Колумбийском университете.

Какими качествами должен обладать человек, чтобы поступить в топовый университет? От себя я сказала бы — «наглость». Надо верить в себя. Это то, чего мне на начальном этапе очень не хватало.

Не бойтесь подавать заявления в лучшие университеты. Пусть вас не пугает то, что они первые в рейтинге Financial Times. Когда сказали: «Слушай, может, попробуешь поступить в Гарвард?» — я подумала, что это самое дурацкое предложение, которое я когда-нибудь слышала в своей жизни. Человек, который подал мне такую идею, спросил: «А что ты теряешь?» Я ответила: «А вдруг я не поступлю?» И он тогда сказал мудрую вещь: «В мире десятки тысяч людей, которые не поступают в Гарвард. И ничего с ними не происходит». Я подумала: действительно, а чего мне терять, надо попробовать. То есть я набралась наглости и стала туда поступать.

У меня на тот момент была очень хорошая карьера. Я работала на очень престижной должности в одной из национальных компаний в Астане. И моя жизнь меня вполне устраивала. Половину своего рабочего времени я проводила в заграничных командировках, участвовала в симпозиумах, встречалась с разными восхитительными людьми, меня все устраивало, но я решила все это бросить для того, чтобы поступить в Гарвард.

Мне улыбнулась удача, я поступила с первого раза. Не всем моим друзьям так повезло, но все, кто хотел, кто к этому стремился, они или уже окончили, или сейчас учатся в лучших университетах мира.

В 2006 году в Гарварде я была на тот момент шестым студентом из Казахстана, второй женщиной. Первой была нынешний министр по интеграции РК. В этом году есть еще одна девушка, мы с ней дружим в «Фейсбуке». Она гораздо моложе меня и, кажется, делает Master of Public Policy (магистр в области государственной политики. — Ред.).

О лидерстве

«Есть такая шутка: если ты смог поступить в Гарвард, ты обязательно его окончишь».

 

Для тех, кто будет поступать, допустим, в Школу Кеннеди, очень важно такое качество, как лидерство. Ведь там готовят лидеров общественного мнения и госслужбы. Для наглядности: рядом со мной за одной партой учился бывший премьер-министр Танзании. Сейчас он президент этой страны. Мы с ним вместе делали уроки по экономике.

Я училась на программе, где учатся люди, которые уже все, что могли, доказали. Я поступила, когда мне было 36 лет, и я была одной из самых молодых студенток по этой программе. Но есть программа, которая называется Master of Public Policy. Это двухгодичная программа, на которую поступают молодые люди 24-25 лет, которые тоже чего-то уже достигли. Очень много поступающих из американской армии, из министерств разных стран. Одна моя однокурсница работает послом Канады в Гватемале. Еще один мой однокурсник до недавнего времени занимал должность министра экономики Латвии. Это все было после Гарварда. Очень интересно потом общаться с этими людьми.

Гарвард — университет с сильнейшими школами в мире. Там работают самые сильные преподаватели. Во время моей учебы нам преподавали Эштон Картер, министр обороны США, Саманта Пауэр, постоянный представитель США при ООН. Международную торговлю нам преподавал бывший советник Билла Клинтона по ВТО Роберт Лоренс, при этом гостевым лектором к нам приходил Паскаль Лами, на тот момент генеральный директор ВТО. Также мне посчастливилось быть студенткой «великого и ужасного» Майкла Портера, единственного профессора Гарварда, которому дано право самому выбирать себе студентов.

Во всех университетах Лиги плюща* отбор студентов очень жесткий. Но есть такая шутка: если ты смог поступить в Гарвард, ты обязательно его окончишь. Другими словами, если подчиняться правилам, например не прибегать к плагиату, то тебе оказывают помощь со всех сторон.

*Лига плюща (англ. The Ivy League) — ассоциация восьми частных американских университетов, расположенных в семи штатах на северо-востоке США. Это название происходит от побегов плюща, обвивающих старые здания в этих университетах. Считается, что члены лиги отличаются высоким качеством образования («Википедия»).

О мечте

У меня часто спрашивали, не жалею ли я о том, что пожертвовала своей уже состоявшейся карьерой ради поступления в Гарвард? Признаюсь, были такие моменты. Особенно когда я только вернулась. Но если я задам себе этот вопрос сейчас, то отвечу, что я не жалею ни секунды. Потому что именно пребывание в Гарварде дало мне большую мечту что-то сделать для высшего образования нашей страны. Я эту мечту сейчас воплощаю в жизнь.

До Гарварда у меня была хорошая высокооплачиваемая работа с многочисленными заграничными командировками. Но Гарвард — это совсем другое. Здесь я получила возможность общения с людьми уровня «мечта». Как-то после возвращения в Казахстан мы разговаривали с Нурланом Каппаровым, который, кстати, тоже окончил Harvard Kennedy School. Мы оба согласились, что время, проведенное в Гарварде, было лучшим временем в жизни. Ты набираешься жизненного опыта, приобретаешь академические знания, обсуждаешь очень много проблем с умными людьми и многому учишься. Поэтому я совершенно не жалею.

В своем эссе при поступлении я написала про свою мечту. Это было правдой, потому что сейчас занимаюсь тем, о чем писала. Конечно, это очень пафосно тогда звучало. Но коль я туда поступила, одна из немногих из Казахстана, я написала, что, когда вернусь, хотела бы приносить пользу стране, которую я представляю. Мы шутили так с моими китайскими одноклассниками. Я им всегда говорила: вам, китайцам, хорошо, потому что вас 10 человек в группе. Один ошибется — девятеро прикроют. А из Казахстана я была одна, поэтому надеяться не на кого. Мне нельзя было плохо учиться.

Сито отбора

«Если у вас не лучшие оценки, то, возможно, вы не поступите просто потому, что сойдете с дистанции на первом этапе отбора».

Большая мечта обучаться в Гарварде окрыляет тысячи людей по всему миру. Каждый год многие штурмуют приемную комиссию ведущего американского вуза.

Будьте готовы к жесткой борьбе за малое количество мест с огромным количеством желающих, каждый из которых имеет внушительные академические и профессиональные успехи. Если у вас не лучшие оценки, то, возможно, вы не поступите просто потому, что сойдете с дистанции на первом этапе отбора. У меня на момент поступления было три диплома, из которых один об окончании педагогического института, два — MBA. Транскрипты моих дипломов с высокими оценками стали единственным, за что я не переживала при поступлении. При этом я представила грамоты, дипломы, сертификаты, которые когда-либо получала. Это помогло продемонстрировать мою активность во внеучебной жизни.

Не стоит упускать возможность подачи заявки на поступление в другие вузы. Ведь кроме Гарварда есть еще Йель, Принстон, Стэнфорд, Беркли, Колумбийский университет и другие вузы, которые дают образование очень высокого качества.

 

При поступлении мне советовали не складывать все яйца в одну корзину и подать документы в несколько университетов, но я подала только в один. Мне повезло, что я в него поступила. Но вам делать так не рекомендую. К тому же пакет документов при подаче заявки на поступление во всех вузах стандартный, с небольшими различиями. Поэтому попытаться поступить в разные университеты не составит большого труда.

Например, мой друг, который сейчас учится на программе LLM (магистр права) в Колумбийском университете, в последний раз подавал документы в 12 университетов. Сейчас даже есть специальные агентства, в которые можно отправить один пакет документов, и они сами будут рассылать ваши документы по нескольким университетам по вашему выбору. То есть за относительно небольшую плату вам не надо будет самому делать 12 сетов комплектов одного и того же.

Следующим фактором отбора является опыт работы. В Harvard Kennedy School я окончила программу «Магистр государственного управления». Средний стаж для поступления на эту программу должен быть не менее 11 лет. На других программах магистратуры требования к стажу гораздо ниже, но в любом случае он должен составлять не менее двух лет.

Взять языковой барьер

«Я делала по два теста каждый день. Вне зависимости от того, как сильно я была занята на работе, был ли это выходной или утро после тяжелого дня, я садилась и делала».

На сайте Гарварда очень подробно написаны все требования к поступающим. Конечно, есть минимальное требование знания английского языка. На момент, когда я поступала, требование по TOEFL сbt было 250 баллов из 300 возможных. Это очень высокий балл. Я думала, что не смогу его пройти. Хотя до этого 9 лет отработала в американской компании, говорила и писала по-английски больше, чем по-русски.

Тогда я пошла в книжный магазин и купила толстый сборник тестов TOEFL. Я делала по два теста каждый день. Вне зависимости от того, как сильно я была занята на работе, был ли это выходной или утро после тяжелого дня, я садилась и делала. И довела процесс до автоматизма. Это пригодилось мне при сдаче экзамена. Когда заходишь в кабинет или зал, где сдают TOEFL или IELTS, начинаешь волноваться и нервничать. Но этот навык автоматизма очень помогает. Ты уже набил руку настолько, что точно знаешь, где заканчиваются 300 слов в эссе. То же самое с заданием на прослушивание и вопросами по грамматике.

В подготовке к языковому тесту важен системный подход. Во-первых, потому, что вопросы теста составлены так хитро, что разбор самого вопроса может занять время. Во-вторых, тесты стандартные, поэтому постоянная тренировка и сдача ста пробных тестов позволили мне быстро распознавать уловки теста во время экзамена. После этого я смогла записаться на реальный тест и набрать 290 баллов, допустив одну ошибку. С другой стороны, кроме тестов можно использовать другие методы подготовки — просмотр фильмов, чтение книг на английском и даже переписка в «Фейсбуке». Иными словами, больше общения при любой возможности.

На многие программы иностранным претендентам необходимо сдавать GMAT (Graduate Management Admission Test). На нашу программу такого требования не было. К нему можно подготовиться точно так же, как я готовилась к TOEFL. Главное — постоянная практика.

Мотивационное письмо и эссе: что писать?

«Не стесняйтесь писать о том, чего вы в жизни хотите, какая у вас мечта».

Вы должны нацеливать свое мотивационное письмо конкретно на школу, в которую подаете заявку. Например, если вы хотите поступить в Гарвард, не подавайте в Школу Кеннеди, Школу права и Школу бизнеса одновременно. Во-первых, вас сразу отсеют, потому что в ходе проверок станет понятно, что вам нет большой разницы, в какую школу поступить, лишь бы в Гарвард. Пишите мотивационное письмо под конкретную программу.

Мотивационное письмо — это самое главное, первое впечатление о вас. Основной вопрос, на который вам предстоит ответить, — «Почему я?». Почему комиссия должна принять именно вас? Я много читала о том, как писать это письмо.

Здесь важно не ограничиваться одной-двумя фразами. Ведь вам нужно привести доводы и аргументы, что именно вы — тот самый выдающийся кандидат, который достоин учиться в стенах Гарварда.

 

Не бойтесь подчеркивать свои сильные стороны. У меня ушло много времени на то, чтобы найти их. Например, я сразу написала, что я академически очень подкованная, и на этом у меня закончились слова. И потом я стала разговаривать с людьми, которые меня знали. Это мне помогло посмотреть на себя со стороны. Например, кто-то мне сказал, что у меня хорошее чувство юмора. Я сказала о’кей и включила в письмо этот пункт тоже.

Ни в коем случае нельзя лгать. Хочется же доказать, что ты лучший. У меня такой соблазн был. Ни в коем случае! Потому что чем дальше вы проходите, тем больше возможностей, что, если вы где-то сказали неправду, вас в этой неправде могут уличить.

Не стесняйтесь писать о том, чего вы в жизни хотите, какая у вас мечта. Так вы будете более убедительны, и будет больше шансов впечатлить комиссию. Кто-то из моих одноклассников написал, что будет бороться за свободу слова в своей стране. Я написала о том, что интересно мне.

Далее надо написать четыре эссе на определенные темы, каждое из которых не должно быть длиннее 1000 слов. Это самое страшное при поступлении. Темы каждый год меняются. Одна из тем о том, что вы хотели бы делать дальше в случае, если вас выберут.

Интервью

«Я поняла, что он очень внимательно изучил мои документы и прочел все эссе. В этом личном общении и происходит последний рывок».

Однажды в простом житейском разговоре мне рассказали, как дальше происходит отбор. Вы можете себе представить — 10 тысяч человек, люди такие же, как вы, решили подать на 200 мест? И кипы документов лежат в папках. Идет первый этап отбора. Сразу отлетают люди, у которых область деятельности не подходит. Например, если я работала всю жизнь водителем грузовика, при всем моем уважении к этой профессии в Школу Кеннеди, скорее всего, меня не возьмут. Просто потому, что области разные.

Дальше стопка документов уменьшается. Пакеты документов раздают по преподавателям. Они внимательно читают ваши эссе. В эссе врать нельзя, как вы помните. Потом преподаватели спорят, каждый пытается протолкнуть того, кто ему понравился. Принимается коллегиальное решение, которое может меняться в процессе. Второй этап — интервью с профессором.

Мне написали электронное письмо, в котором говорилось, что такого-то числа во столько-то по времени Алматы вам позвонит профессор такой-то, он специалист в такой-то области. И он с вами будет разговаривать. К этому интервью тоже надо подготовиться. Иногда бывает, что человек пишет великолепно, а говорить не может. Например, может быть просто непонятный акцент. Поэтому интервью очень важно.

Когда мне предстояло пройти интервью, я понятия не имела, о чем меня будут спрашивать. Я перечитала все эссе, которые написала. Когда он позвонил, мы с ним разговаривали 40 минут на совершенно разные темы, и я поняла, что он очень внимательно изучил мои документы и прочел все эссе. В этом личном общении и происходит последний рывок.

 

«Письмо счастья»

И если вас выбрали, то вам по почте приходит конверт. Я не могла его открыть полчаса. Меня предупредили, что, если я не поступлю, мне никто сообщать ни о чем не будет, поэтому, если письмо приходит, то это точно «письмо счастья». Естественно, эмоции переполняли.

Если вы получили это письмо, значит, вам уже нужно бежать и искать деньги. Вы должны решить, кто за вас заплатит — родители, «Болашак», вы сами или кто-то еще. Год обучения тогда стоил порядка $60 тысяч, проживание — $46 тысяч. Поступивший должен заранее показать университету, что у него эти деньги есть.

Студенты, которые получают стипендию в Гарварде, — в основном американцы. На стипендии гражданам других стран рассчитывать не стоит, только если эта стипендия не по программе Фулбрайта.

В отдел финансовой помощи Гарварда обращаться можно, но я не знаю случаев, чтобы кто-то из казахстанских студентов получил эту стипендию. Зато есть возможность работать в кампусе после первого семестра, но не больше 20 часов в неделю.

Учеба в любых условиях
Бостон — огромный, потрясающе красивый и зеленый город, но там отвратительный климат, из-за которого очень жарко летом и холодно зимой. Если для вас важно месторасположение университета, поступайте лучше в Стэнфорд. Ведь климат на западном побережье более благоприятный.
 Общежитие для иностранцев, в котором я жила, — памятник архитектуры современного конструктивизма. В этом здании нельзя было устанавливать кондиционеры. Поэтому, когда на улице было 100 градусов по Фаренгейту (37,8 °С) и высокая влажность, нам приходилось спасаться либо в ванной, либо под холодной простыней, при этом не прекращая чтение нужной литературы или выполнение заданий. Мы круглосуточно учились в библиотеках, где есть кондиционеры. Если вы хотите учиться, вы можете учиться даже в метро или Dunkin’ Donuts (сеть кофеен с пончиками. — Ред.), потому что там тоже прохладно.
Во время учебы надо было много читать, в среднем 100 страниц текста в день. Помимо этого мы выполняли немало письменных работ, участвовали в дискуссиях и т. д. При этом всем было совершенно все равно, когда и как вы это успеваете.
В результате, поскольку вам приходится много читать, вы доводите это до автоматизма. Естественно, внимательно все читать не успеваешь, поэтому со временем начинаешь пробегать по тексту «по диагонали», выбирая только основное и важное.

Отправляясь в Гарвард, будьте готовы к большому потоку информации. Однажды мне даже приснился сон, что вся моя семья говорит со мной на английском языке. И это при том, что в своей семье я одна говорю по-английски. Тогда я поняла, насколько процесс учебы стал для меня непрерывным.

 Учеба в режиме конкуренции

Кембридж — уникальное академическое сообщество, в котором можно научиться чему угодно. В Гарварде, как и в других университетах Лиги плюща, вы можете получить 50% дисциплин в школе, в которую вы поступаете, остальные 50% вы можете выбрать в любой другой школе Кембриджа.

Я выбрала Гарвардскую школу бизнеса и ее курс «Микроэкономика конкурентоспособности», который вел Майкл Портер, отец кластерной экономики. Это единственный профессор во всем Гарвардском университете, который имеет право сам себе выбирать студентов. В Гарвард поступить сложно, а к нему попасть почти невозможно. Для этого надо написать впечатляющее эссе.

В Гарвардской школе бизнеса потрясающий кампус со всеми удобствами и шикарными ресторанами, но учиться там сложно в связи с жесткой конкуренцией. При поступлении вам сразу говорят, что после первого года обучения отсеиваются 20% поступивших.

В Гарварде, как и во всех американских вузах, успеваемость оценивают по кривой. В одной группе не может быть больше 5% лучших студентов. То есть если никто не показал самый высокий результат, последующие получают самую высокую оценку. Поэтому получается, что, чем худший результат продемонстрирует ваш однокурсник, тем у вас больше шансов попасть в эти 5%. Поэтому там никто не заинтересован давать кому-то списывать на экзаменах.

В Гарварде и Колумбийском университете важен нетворкинг. Нельзя проводить время только за учебниками, надо все время общаться, учиться дискутировать. От своих однокурсников студент получает знаний едва ли не больше, чем в аудиториях от преподавателей.
 
Успеть везде

В Гарварде понимаешь цену своего времени. Режим дня у меня был очень простой. С 8:00 до 14:00 шли занятия, затем студентам предстояло самостоятельное выполнение письменных заданий и посещение публичных выступлений разных известных людей. Например, приехала дочка Кеннеди. Надо ли идти? Конечно, надо. Ты бежишь туда, затем стоишь в очереди, наконец попадаешь на само выступление и можешь даже задать вопрос. Одним словом, нужно успевать везде. Каждую пятницу наступало время, специально отведенное для консультаций с преподавателями, когда можно было дополнительно позаниматься. Не скажу, что мы там умирали от учебы. Да, мы очень много учились, но и отдыхать успевали.

В Гарварде не менее интересна жизнь вне учебы. Вокруг все время что-то происходит. Однажды я была свидетелем очень интересного события. Оказывается, у студентов есть традиция: в полночь перед зимней сессией они толпой выходят в сад около общежитий и начинают бегать. При этом делают они это совершенно голые. Считается, что, если соблюсти эту традицию, на экзамене можно получить хорошую отметку. Наблюдать за зрелищем было очень забавно.

В какой-то момент в свободное от учебы время я стала ездить в Нью-Йорк. Я очень люблю этот город. Там я встречалась с друзьями, ходила в свои любимые музеи и т. д. Из Бостона в Нью-Йорк ходит автобус, проезд стоит $15. В пятницу ты садишься в него, и через 4 часа тебя высаживают в Чайна-тауне на Манхэттене. В воскресенье автобус везет тебя обратно в Бостон, где всю ночь ты делаешь задания по учебе, чтобы успеть к дедлайну.

Важность нетворкинга

В Гарварде и Колумбийском университете важен нетворкинг. Нельзя проводить время только за учебниками, надо все время общаться, учиться дискутировать. От своих однокурсников студент получает знаний едва ли не больше, чем в аудиториях от преподавателей. Потому что у каждого уже богатый опыт, и он им охотно делится во время обсуждений. В Гарварде огромное количество самых разных клубов. Я была участницей energy club, в котором люди из многих стран объединялись и обсуждали вопросы энергетики. Я ходила в этот клуб, потому что делала большой проект про нефтегазовую отрасль Казахстана у Майкла Портера. У нас также были курсы барменов, где профессиональный бармен обучал нас делать коктейли; французский клуб, где, если даже не говоришь по-французски, можно пообщаться с французами.

Когда я приехала домой в 2007 году, в Казахстане почти никто не пользовался «Фейсбуком». Тогда как в Гарварде еще годом ранее начался бум популярности сети. Поэтому, когда я вернулась на родину, «Фейсбук» стал едва ли не единственным каналом общения с однокурсниками из Гарварда. Мы делились фотографиями, которых очень много накопилось за год учебы.

Мой сын как-то даже сказал: «Мама, ты вообще там училась? Тебя как ни увидишь на фотографиях, ты обязательно на вечеринке». (Смеется). В каком-то смысле он был прав. Ведь на занятиях не до фотографий, а на мероприятии обязательно есть кто-то, кто сфотографирует и запостит твою фотографию.

Сейчас я, как ни странно, больше общаюсь с выпускниками Гарварда из других стран, нежели из Казахстана. На сайте Гарвардского университета есть сообщество выпускников, в котором я тоже состою. Когда кто-то из них собирается в Казахстан, они пишут об этом в сообществе. Один из таких людей, приехавший в Алматы на выставку, приходил к нам в Нархоз.

Отправляясь в Гарвард, будьте готовы к большому потоку информации. Однажды мне даже приснился сон, что вся моя семья говорит со мной на английском языке. И это при том, что в своей семье я одна говорю по-английски. Тогда я поняла, насколько процесс учебы стал для меня непрерывным.
Казахстанские студенты

В последний год моего обучения вышел нашумевший фильм «Борат». Я стала настолько популярной, что на меня приходили посмотреть из других школ. Я была первой студенткой из Казахстана, которая дала интервью газете The Boston Globe. Это самая большая газета Массачусетса. В интервью я рассказывала журналисту, почему казахстанцы смеются или не смеются над фильмом. Потом ко мне обратился журналист какой-то огромной сеульской газеты, ему было интересно, как корейцы живут в Казахстане.

Каким образом в Гарварде делается отбор студентов из разных стран, я точно не знаю. Но точно нет правила, что ежегодно из определенной страны кто-то обязательно должен поступить. Я знаю, что из Китая всегда есть студенты, из Южной Кореи их много, из Сингапура. Очень много американцев, европейцев. В Израиле, кстати, даже существует специальная государственная образовательная программа.

Когда я уезжала, нам надо было вывезти всю мебель и оставить комнаты общежития пустыми. Тогда я пошла в администрацию спросить, есть ли новые студенты из Казахстана, чтобы оставить им всю свою мебель и утварь, вплоть до мантоварки, которую до этого мне оставили другие студенты. Однако оказалось, что в том году ни одного представителя Казахстана не было.

Надеюсь, мой опыт учебы в Гарварде кому-то поможет покорить Лигу плюща.

Источник: http://and.kz/site/article/2854